13:47 

Что было бы если Штирлица играл другой ТИМ

Mannerheim Line
у фантазии нет границ: ты не сможешь отсюда уйти (с)
О том, что Отто фон Есь – русский разведчик (да-да, именно разведчик, не шпион – из уважения к Отто) знает весь Берлин с пригородами. И дело даже не в том, что он прокалывется на каждом шагу и спалился на всем, на чем только можно – уже по тому как вдохновенно штандартенфюрер воспевает Рейх видно широкую русскую душу. Впрочем, гитару в руки ему стараются не давать. Утро понедельника в рейхстаге начинается с того, что офицеры обсуждают то, что учудил за выходные Отто. История о том, как он пьяный пел серенаду под окном пианистки Кэт и вовсе стала классикой, не сказать баяном. Но удивительно не это – удивительно то, что тысячу и один раз спалившись он остается одним из лучших разведчиков современности. Советское командование не знает о подвигах своего офицера и именно поэтому до сих пор не прислало полковнику черную метку его не уволило. Немецкое командование считает, что использует фон Еся в качестве канала дезинформации. Оно не знает, что феноменальная память Есенина путает им все карты и превращает дезу в чистейшую правду. Но если отбросить в сторону все эти шпионские игры – Есь всеобщий любимец (объяснить этот факт до сих пор никто не смог), ему простили бы даже буденновку на параде, сам Мюллер присылает другу детства каждое 23-е февраля открытку.
Типичный способ получения информации:
- Отто, я совсем не понимаю наше командование: ни с того ни с сего решают перебросить три танковых дивизии группы армий “Центр” в Северную Африку – и это сейчас, накануне операции “Цитадель”.
- Вальтер, я думаю это неспроста. Все это очень напоминает мне одну историю: был у Карла Великого племянник, и звали этого племянника Роланд... – далее следует получасовой пересказ песни о Роланде по третьему кругу.
Вечером того же дня Отто фон Есь перед радиостанцией пытается вспомнить “Переброска танков – откуда и куда..? Помню, говорили с Вальтером о третьей атаке на арьергард Карла, а вот танки... танки... А, точно, танки!”
Через два часа на стол его дуала и начальника генштаба русских ложится шифровка с текстом “Юстас-Алексу: вермахт планирует переброску трех танковых дивизий СС из Южной Франции на участок 2-го Украинского Фронта через две недели тчк PS Пришлите аккорды к «В край моего щита метит копьем закат» и «Ты тогда уже знал лучше нас но молчали не дрогнув губы» тчк”.
А еще через две недели бодро наступающая колонна немецких танков попадает в засаду замаскировавшейся под стога сена дивизии ИСУ-152 и прикинувшегося кочками приданного полка тридцатьчетверок.

читать дальше

Есть четыре слота для Дюмы, Гюго, Бальзака и Холмса, присоединяйтесь)
Правки и дополнения имеющихся тоже приветствуются.

Комментарии
2013-10-22 в 02:06 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Нет неуловимее разведчика, чем Макс Отто фон Баль. Ему не надо воровать секретные документы, от него совершенно бессмысленно скрывать разговоры, ему достаточно пары деталей, чтобы достроить картину событий. И в этом для него нет ничего удивительного, ведь ничего нового ни в имперской канцелярии, ни во всём рейхе не происходит, всё это уже было во времена Фридриха Великого, Юлия Цезаря и Великого Инки. фон Баль, правда, не ивспомнит, когда что, но вот КАК - он помнит в деталях. Переброску танков против 1го Белорусского фронта он предугадывает за неделю до того, как это решение примут в ставке фюрера, гестапо может даже не трудиться искать на него компромат, а Гиммлер всерьёз подозревает, что, судя по объёмам утечки данных, Советам продалась вся верхушка рейха, включая его самого. Радистку Кэт он положит в частную клинику в Швейцарии за два дня до бомбёжки Берлина, при которой рухнёт её дом, а история с чемоданом у фон Баля придумана уже полгода как.
Когда Алекс в очередном донесении сообщит ему о близости Победы и присвоении очередного звания, Макс Отто фон Баль хмуро телеграфирует из Бёрна в Стокгольм о грядущем начале Холодной Войны.

2014-07-14 в 18:16 

Не, это какой-то идеальный Бальзак. Действительность проще...

Отто фон Баля Гестапо чуть не расстреляло еще в 41-м - не по какому-нибудь абсурдному обвинению в шпионаже, а за пораженчество. Но к весне 45-го, когда обстановка стала соответствовать некоторым (наиболее радужным) прогнозам фон Баля, на него стал смотреть, как на провидца. Теперь штандартенфюрер числится кем-то вроде "адвоката дьявола" - выискивает слабые места в разрабатываемых планах и, надо сказать, находит их в изобилии. К сожалению, дальнейшие доработки не слишком улучшают ситуацию, зато отнимают чертовски много времени. Когда осатаневшие генштабисты начинают орать: "Тогда возьми и сам сделай, как надо!", Баль с охотой берется помочь им в создании Идеального Плана. Когда же через несколько недель напряженной работы Идеальный План готов, внезапно выясняется, что совершенно невозможно найти исполнителей соответствующего уровня...

По этой причине командование Вермахта не раз пыталось запретить своим офицерам консультации с Балем, но искушение узнать о скрытых недостатках нового плана каждый раз оказывалось сильнее: как ни крути, а на войне цена любой ошибки слишком высока...

Как ни странно, полученными сведениями фон Баль отнюдь не спешит делиться с Москвой. У него вообще сложные отношения с Алексом: так, разведчика бесит, что его таланты стратега, общеизвестные в Третьем Рейхе, совершенно не востребованы на Родине. Как следствие, Баль общается с Центром крайне редко и только чтобы отвязались. И с его точки зрения, это никакой не саботаж: в самом деле, зачем рисковать, передавая сведения о секретных планах, если эти планы в итоге все равно обречены на провал в силу их неустранимых внутренних изъянов?

by Kitozavr

URL
2014-07-14 в 18:58 

Mannerheim Line
у фантазии нет границ: ты не сможешь отсюда уйти (с)
:vo: :D

   

Соционический юмор

главная